Время женщин

Сенсацией и потрясением стала премьера спектакля «Время женщин» о ситуации в Беларуси в Театре Польском в Варшаве.

Спектакль посвящен политическим заключенным, которые продолжают находиться в тюрьмах Беларуси.

«Время женщин» — истории шести белорусок: сестры бывшего политзаключенного, кандидата в президенты Андрея Санникова Ирины Богдановой, лидера кампании «Мы помним» Ирины Красовской, редактора сайта charter97.org Натальи Радиной, журналистки «Новой газеты», жены Санникова Ирины Халип, директора Белорусского Свободного театра Натальи Коляды, дочери бывшего политзаключенного Дмитрия Бондаренко Юлии. В спектакле есть только один мужчина, прообразом которого стали драматург Николай Халезин и бывший политзаключенный Дмитрий Бондаренко.

Ирина Халип и Наталья Радина были арестованы в день президентских выборов 19 декабря 2010 года, прошли через тюрьму КГБ. Наталья Коляда была задержана и вынуждена была бежать из страны. Муж Ирины Красовской — бизнесмен и общественный деятель Анатолий Красовский — был похищен и убит. Ирина Богданова и Юлия Бондаренко боролись за освобождение своих близких из заключения.

В итоге журналисткам, кандидату наук, врачу-психотерапевту, выпускнице Ягелонского университета и руководителям Свободного театра пришлось заняться политикой, чтобы обратить внимание европейцев на судьбы политзаключенных.

Спектакль в одном из ведущих театров Польши поставил руководитель Белорусского Свободного театра Николай Халезин. На основе пьес «Поколение Джинс» Николая Халезина и «Им снились сны» Натальи Колялы было создано совершенно новое произведение. В спектакле играли известные польские актеры Ева Макомаска, Анна Чесляк, Марта Алаборска, Малгожата Липман, Лидия Садова, Адам Берджицки, Марта Кужак.

На премьеру приехали все героини пьесы, кроме Ирины Халип, которой по приговору суда запрещено покидать территорию Беларуси, но в Варшаву приехал ее муж — кандидат в президенты Андрей Санников, недавно вышедший из тюрьмы после полутора лет заключения, и ее родители — Люцина Бельзацкая и Владимир Халип. В Варшаве Андрей Санников впервые после освобождения смог наконец встретиться со своей сестрой — Ириной Богдановой. Вместе с дочерью спектакль смотрел и Дмитрий Бондаренко, который только два месяца назад вышел на свободу.

«Время женщин» смотрел и советник президента Польши Хенрик Вуец, и депутат Европарламента Марек Мигальский, который активно борется за освобождение белорусских политзаключенных.

Спектакль потряс зрителей. Актрисы плакали на сцене, рассказывая истории белорусских женщин, а люди плакали в зале. Не получать сдержать слезы и героиням пьесы. Ирина Богданова, Наталья Радина, Юлия Бондаренко, Наталья Коляда, Ирина Красовская словно снова все переживали заново.

Авторы и герои спектакля «Время женщин» поделились с сайтом charter97.org впечатлениями от премьеры:

Николай Халезин, режиссер, сценарист:

«Героини спектакля плакали, потому что это переживали. Поляки плакали, потому что они это поняли. Актрисы плакали, потому что у них произошло то, к чему они шли и из-за чего прошли через невероятные эмоциональные переживания. У них слез и смеха в течение всего постановочного процесса было с таким избытком, что они сказали, что такого в жизни у них не было никогда. Произошли две важные вещи. Первая — социальная. Это, когда Беларусь становится объектом произведения искусства, и это придает значимость гораздо больше, чем просто журналистские материалы. Это во многом определяет последующее отношение к Беларуси. Вторая — чисто творческая. Мне было очень важно проверить, как будут работать механизмы отношений актеров и живых персонажей. Это очень важная тема в творческом плане. Актеры похожи на героинь. Во время подбора актеров искались совпадения. Мне неважно было, какое у них портфолио. Я специально не смотрел их послужные списки. Я разговаривал и узнавал об их жизни. Вопрос профессионализма был на третьем месте, но в итоге он как раз и получился на первом после того, как оказалось, что актрисы и героини совпадают по видению жизни и с тем, что заложено в пьесе. Сейчас мне интересно, что будет дальше с пьесой. Сейчас пройдет сет из шести спектаклей, с осени «Время женщин» начнет работать в репертуаре. И я хочу посмотреть, какова будет реакция публики».

Наталья Коляда, сценарист:

«Последние 16 месяцев и было временем женщин. Часть из них оказались в тех местах, где не должны были оказаться даже мужчины — в тюрьмах, и пережили то, что не переживает большинство населения планеты в своей простой незатейливой семейной жизни. И в общем-то здесь нет никакого противоречия, потому что должна быть счастливая жизнь. Но нельзя позволять, чтобы женщины попадали в тюрьмы, а их детей пытались отдать в детские дома. Другие женщины пытались отстоять своих мужчин, которые оказались в этих же тюрьмах. Голоса белорусок заставили мир наконец понять, что наша страна существует. Слово «Беларусь» женского рода, и сейчас время женщин».

Ирина Красовская, лидер кампании «Мы помним», героиня пьесы:

«Сегодня я плакала не только из-за своей судьбы, но за всех моих друзей, которых представили в этой пьесе. Ты как будто проживаешь это еще раз. Это было так больно, так обидно. Рушатся семьи, судьбы людей. Люди не возвращаются, люди уходят из жизни молодыми и красивыми. Умирает любовь. Это пьеса и о потерянном поколении, которое растет и не видит свободы. Все эти слезы, которые сегодня были — обо всем этом. Я плачу о потерянной родине, о судьбе своей страны».

Владимир Халип, драматург, отец героини пьесы Ирины Халип:

«Это очень тяжело назвать спектаклем. Скорее всего, это некое воспоминание про то, что случилось после того декабря со всеми нами. Это фактически часть жизни. И мне кажется, что самое лучшее, что было в спектакле, что авторы не избегали больших эмоций, большого напряжения и получился такой сгусток боли, что даже людям, которые были далеко от всего этого, которые, возможно, даже не знали об этом, они все это почувствовали, они все это пережили и унесли с собой. А что касается формы драматургии, то все это было сделано очень мастерски. Очень разумно сделал Халезин, что не пошел по традиционному пути театра Станиславского, а пошел по пути Брехта. Актеры, которые играли наших героинь, не превращали их жизни в свои. Они не были Натальей Радиной или Ириной Красовской. Они наблюдали со стороны, что происходит, в их душах отозвалось эхо тех событий, поэтому получился такой глубокий, такой тонкий спектакль на самом высоком уровне эмоций, вкуса и меры, что самое главное, потому что легко было свалиться в надрывный спектакль, как у нас любят. Произошло великое чудо искусства».

Андрей Санников, бывший политзаключенный, бывший кандидат в президенты:

«Я не мог смотреть это как спектакль, как произведение искусства, как произведение драматургии, потому что с первых минут — это реальные истории, которые переживали и я, и моя семья, и все мои друзья. Я никогда в жизни не переживал такого ощущения. Недавняя жизнь оказалась на сцене. Герои были и на сцене, и в зале этой постановки. Я даже не могу сейчас оценить ни пьесу, ни спектакль. Уникальное ощущение. Понятно, что это были истории из нашей жизни, но уникальность сегодняшней ситуации, что ты не зритель какого-то спектакля по какой-то пьесе, а участник того, что сейчас продолжается. Люди сидят в тюрьмах, этот кошмар по-прежнему происходит в Беларуси. Хорошо сегодня смотреть спектакли про времена «Солидарности». Мы привыкли фильмы смотреть о войне. Но о Беларуси — больно и трудно».

Павел Селин, ведущий российского телеканала НТВ:

«Халезин — просто негодяй. Он расстроил меня так, что я даже прослезился. Я знаю три слова по-польски, но все три часа я понимал, о чем речь. Я не большой знаток театра, но мне кажется, что это уникальный театральный случай, когда практически все прообразы главных героев присутствовали в зале. И все усугублялось тем, что один из прообразов — Ирина Халип — не могла присутствовать в зале, потому что фактически находится под домашним арестом. Все очень остро, все слишком живо, и все очень больно до сих пор…»

Дмитрий Бондаренко, бывший политзаключенный:

«Безусловно, это чудовищный психологический эксперимент. Говорю это немного с иронией, но это правда. Очень много вещей, которые составляли соль историй моей жизни, моей семьи, моих друзей в последние годы. Смотреть это было очень сложно, поэтому и на сцене эмоции сильные, и рядом жена, дочь, родные Андрея Санникова, друзья… Эмоции на сцене и в зале очень взаимные. Мне приходилось контролировать чувства. На глазах были слезы. В этом плане это уникальный спектакль. Я чувствовал, что польские зрители очень хорошо представляют, о чем шла речь.

На спектакле присутствовал советник президента Польши Бронислава Комаровского Хенрик Вуец. Он сказал: «Я прекрасно понимаю это, потому что сам отсидел в военное время три года…». И его жена тоже отсидела несколько месяцев. Это еще раз доказывает, что Беларусь и Польша имеют общую историю и, хотя сегодня мы независимые страны, мы находимся в разных геополитических образованиях. Но наша человеческая история — общая».

Ирина Богданова, сестра Андрея Санникова, героиня пьесы:

«Смотреть спектакль было безумно тяжело, хотя я понимаю польский очень плохо. Я не плакала почти весь спектакль. Cлезы подступали, когда говорили героини Натальи Радиной и Ирины Халип, но когда Марта издала за меня мой вопль, который сидел во мне все это время, тут меня прорвало… Я ее поблагодарила за это, потому что я это так и не смогла сделать. Она, кстати, сказала, что не была уверена делать это или нет. Но я сказала, что даже она в последующих спектаклях не будет издавать этот крик, то сегодня мне он был очень нужен. Вся та боль, которая накопилась за Андрея, за всю семью, она должна была выйти хоть в чьем-то крике…».

Наталья Радина, редактор сайта charter97.org:

«Я знаю, что Николай Халезин не говорил актрисам, когда нужно плакать, играя нас. Они сами выбирали эти места. И меня потрясло, что Лида Садова выбрала тот момент, когда… крутила хулахуп. Когда я сбежала от КГБ накануне суда, в первые дни, пытаясь избавиться от страха и успокоиться, я целыми днями бесконечно крутила металлический обруч. До ссадин на теле. И вот в спектакле Лида крутит хулахуп и вспоминает, за что я ненавидела начальника тюрьмы — за то, что он заставил читать в его кабинете единственное письмо матери, которое прошло цензуру. Рассказывает о камере, похожей на гроб, в котором тебя будто бы похоронили заживо, о снах в СИЗО об Олеге Бебенине, убитом накануне, о выборе не предавать друзей, потому что не сможешь с этим жить, о мечтах, когда хочется сесть в поезд и на рассвете приехать в Кобрин. Наталья Коляда и Николай Халезин сделали невероятное. Все эти моменты в спектакле — итог долгих разговоров со всеми нами на протяжении полутора лет. Тяжело смотреть наши истории, но это истории семи белорусов, а есть тысячи сломанных судеб, разрушенных жизней. Время женщин — не потому что нет мужчин. Их много — смелых, которые сегодня страдают ради свободы Беларуси. Но это призыв к действию всем остальным. Защитите своих женщин, защитите свои семьи, защитите свою страну».

 

Хартия`97

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *