Светлана Завадская: «Не верю, что при этой власти я узнаю правду, как погиб мой муж»

12 лет назад в Минске исчез оператор ОРТ Дмитрий Завадский. Родные журналиста до сих пор не знают, где его могила.

В официальную версию — похищение и убийство Завадского офицерами спецподразделения МВД «Алмаз» из мести за интервью «БДГ» — ни коллеги Дмитрия, ни его семья не верят. Напомним, в этом интервью журналист рассказывал о воевавших на стороне чеченских боевиков белорусах.

Ни один из офицеров «Алмаза», осужденных за убийство журналиста, своей вины не признал. Место захоронения Дмитрия Завадского неизвестно.

В 2005-м прокуратура возобновила уголовное дело по факту убийства Завадского. Но год спустя оно вновь было приостановлено с привычной формулировкой: «в связи с необнаружением безвестно исчезнувшего лица».

В мае 2006-го генеральный прокурор Беларуси Петр Миклашевич сообщил на пресс-конференции, что «в настоящее время местонахождение Завадского не установлено, но прокуратура Беларуси продолжает его поиск. Ранее проводились проверки ряда эпизодов по данному делу, и они проводятся в настоящее время».

О результатах этих проверок жена Дмитрия Светлана Завадская получала стандартные отписки: «О похищении вашего мужа было возбуждено уголовное дело. По нему отбывают наказание такие-то лица. Местонахождение Завадского установить не удалось».

За годы переписки с прокуратурой у жены и мамы Дмитрия накопились пухлые папки с ответами из правоохранительных органов.

Председатель юридической комиссии Белорусского Хельсинского Комитета Гарри Погоняйло посоветовал родным обращаться в МВД с запросами, какие розыскные мероприятия проводятся органами, с кем они сотрудничали.

— Ответы приходят как под копирку, — рассказала Светлана «Салідарнасці». — Столько лет молчания властей… С каждым годом все больше убеждаюсь: к гадалке не ходи, понятно, с чем это связано, и кто виноват…. Я так и думала, что на кого-нибудь повесят убийство Димы, чтобы успокоить общественность. Игнатович (главный фигурант уголовного дела — прим. «С») говорил, что моего мужа в глаза не видел, знал о нем только по фотографиям в прессе.

Светлана Завадская вспоминает, как писала в прокуратуру, чтобы провели отдельное расследование по факту того, что тогдашний генпрокурор Виктор Шейман мог быть замешан в этом деле. Каково же было ее удивление, когда обращение направили …Шейману!

— Получился замкнутый круг. Он должен был в отношении самого себя проверку провести, — говорит Светлана Завадская.

Жена пропавшего журналиста уверена: точку в этом деле может поставить только смена власти.

— Хотя, судя по Украине, при Ющенко дело Гонгадзе не было раскрыто. Демократия — не гарант того, что дело раскроют. Нужно, чтобы новая власть этого хотела. Поэтому я голосовала за того кандидата, который, по-моему, единственный поднимал тему исчезнувших людей…

Кстати, восемь лет назад Лукашенко признался журналистам, что располагает документами, которые могут превратить дело Завадского в «анти-дело». Что подразумевалось под этими словами и почему эти документы до сих пор не обнародованы — неизвестно.

«Это моя боль единственная — Дима Завадский. Я бы многое отдал для того, чтобы узнать о судьбе этого человека», — заявил тогда Лукашенко.

В августе этого года Дмитрию Завадскому исполнилось бы 40 лет.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *