Беларуси нужен «список Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского»

Автор: | 01/10/2015

Похищения и убийства лидеров оппозиции в Беларуси обсудили на конференции ОБСЕ в Варшаве, сообщает сайт Хартия’97.

Рабочая встреча под названием «Похищения: положить конец безнаказанности» прошла 24 сентября. Его организатором стала гражданская кампания «Европейская Беларусь» при поддержке Немецкого фонда Маршалла, Фонда международной солидарности, Хельсинкского фонда по правам человека (Польша), Белорусского документационного центра, Фонда «Мы помним», Фонда международной коалиции против насильственных исчезновений, Азиатской федерации против насильственных исчезновений (AFAD).

В рабочей встрече приняли участие координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрей Санников, который был ее модератором, генеральный секретарь Азиатской федерации против насильственных исчезновений Мария Айлин Диез Бакалсо, супруга похищенного в 1999 году бизнесмена Анатолия Красовского Ирина Красовская, супруга похищенного в 2000 году журналиста Дмитрия Завадского Светлана Завадская, руководитель центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек, председатель Белорусского документационного центра Раиса Mихайловская. На ней также присутствовали белорусские и международные эксперты, правозащитники, журналисты.

На рабочую встречу прибыл прямо из варшавского аэропорта бывший политзаключенный и кандидат в президенты на выборах 2010 года Николай Статкевич, вышедший на свободу месяц назад.

Андрей Санников напомнил о том, что в этом году исполнилось 16 лет с момента исчезновения Юрия Захаренко, Виктора Гончара и Анатолия Красовского и 15 лет — с момента похищения Дмитрия Завадского. Он подчеркнул, что страны ЕС не должны снимать санкции с белорусского режима до тех пор, пока не будет проведено расследование этих дел.

«Сегодня некоторые видят какие-то улучшения, которые якобы происходят в Беларуси, — сказал он. — Но в стране остается тот же самый режим, который виновен во многих преступлениях, в том числе в похищениях и убийствах известных политиков и общественных деятелей. Никаких действий по расследованию этих дел в Беларуси не проводилось, несмотря на то, что в 2004 году появился подробный и основанный на фактах доклад Совета Европы о причастности высших должностных лиц страны к насильственным исчезновениям. Сейчас в списке лиц, в отношении которых действуют санкции Европейского Союза, находятся подозреваемые в причастности к этим преступлениям. Поэтому вызывает удивление то, что сегодня кто-то всерьез рассматривает возможность снятия ограничительных мер с белорусского режима».

Мария Айлин Диез Бакалсо подчеркнула важность сбора информации о насильственных исчезновениях для того, чтобы привлечь к ответственности виновных в будущем.

«Насильственные исчезновения во многих странах мира происходят до сих пор, оставаясь безнаказанными, — напомнила она. — Виновные в этих преступлениях получают высокопоставленные посты и должности. Нельзя забывать об этой жестокой форме нарушения прав человека. Важно, чтобы их близкие, их соотечественники не сдавались, не позволяли себе оставаться жертвами. Очень важно вести сбор информации и документов о таких делах для того, чтобы требовать их расследования на региональном, национальном и международном уровнях.

Во многих странах удалось найти похищенных или наказать тех, кто совершил эти преступления. Важную роль в этом сыграла Международная конвенция о защите от насильственных исчезновений, исполнение которой является обязательным для стран, ратифицировавших ее. Это касается как расследования таких преступлений, так и соблюдения определенных прав родственников похищенных.

Исчезновение Виктора Гончара, Юрия Захаренко, Анатолия Красовского и Дмитрия Завадского причинили колоссальный вред как их семьям, так и всему белорусскому народу. Их похищения — преступления против их близких, против общества, против всего человечества. Они были тайно похищены и их близкие до сих пор не могут добиться правды о том, что произошло 16 лет назад. Жизни четырех человек были положены на алтарь свободы их страны. Память о них навсегда останется с нами, в том числе и благодаря таким мероприятиям, на котором мы присутствуем сегодня».
Вдова похищенного в Беларуси бизнесмена Ирина Красовская заявила, что пока у власти в стране находится Лукашенко, дела о насильственных исчезновениях расследоваться не будут, а преступники останутся безнаказанными.

«К сожалению, мы видим все меньше внимания к этой проблеме в официальных документах, — сказала она. — Эта тема каким-то образом исчезла из списка требований ООН и ЕС по нормализации отношений с Беларусью. Почти все визитеры из ЕС не нашли время встретиться с семьями исчезнувших или даже ответить на наши письма.

Есть ли какие-то средства, которые могут заставить Беларусь прекратить нарушать права человека своих собственных граждан? Я ставила все эти вопросы в прошлом году. С тех пор ничего не изменилось. Кроме того факта, что Лукашенко собирается читать всему миру лекцию 28 сентября во время Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. А также слухов, что Европейский Союз планирует снять санкции с диктатора и двухсот белорусских официальных лиц.

Возможно, сегодня вопрос о том, сколько еще лет может демократическая Европа и свободный мир терпеть пытки, исчезновения и другие нарушения прав человека в центре Европы, стал риторическим. В любом случае, мы будем продолжать нашу борьбу за правду и справедливость для наших семей.

Исчезновения в Беларуси не забыты. На них нет срока давности. Возможно, мы повторяем наши печальные истории уже тысячу раз. Вы думаете, нам нравится ездить по миру и повторять наши истории? Нет. Потому что каждый раз, когда мы говорим это, оставляет шрамы в нашем сердце, нашей душе. Но мы хотим знать правду и мы хотим остановить безнаказанность и несправедливость. Я верю, что в следующий раз мы будем рассказывать вам другую концовку нашей истории, и это будет гораздо раньше, чем через 15 лет».

Николай Статкевич рассказал о новых фактах, связанных с похищениями известных политиков и общественных деятелей в Беларуси.

«Эти убийства были совершены военнослужащими бригады спецназа внутренних войск МВД Беларуси, — заявил он. — Новым было для меня то, что исполнители — солдаты и офицеры — верили, что выполняют законный приговор суда. Они не имели юридического образования. Им показали бумагу, на которой было написано: «Приговор Верховного секретного трибунала Республики Беларусь» и этот документ осуждал на смертную казнь тех людей, которых мы видим на этих фото. Под документом стояла личная печать Лукашенко. Они поверили, что это законный приговор. Более того, им выдали специальный пистолет, из которого в Беларуси расстреливают приговоренных к смертной казни преступников. Эти солдаты на самом деле думали, что выполняют законное решение суда.

Возникает вопрос: каким образом на этот фальшивый документ попала печать президента? Я недавно задал его Лукашенко публично, через средства массовой информации. И ответа я пока не имею и не надеюсь его получить сейчас, по крайней мере пока он занимает должность президента. Но ответ для меня очевиден. Настоящий убийца не солдат, а тот, кто отдал этот приказ. И сейчас, конечно, очень странными выглядят попытки некоторых коллег из европейских стран сделать из него респектабельного, признанного, легитимного президента. Я думаю, что такое решение — удар по элементарным нормам морали в глазах всего белорусского общества. Если оно будет принято, то тоже будет в какой-то степени преступным».

Вдова похищенного журналиста Светлана Завадская перечислила рычаги давления на белорусские власти, которые могут заставить их начать расследование громких исчезновений.

«Мы можем требовать международного расследования дел пропавших, — заявила она. — Для этого есть соответствующие механизмы. Существуют формы международного расследования в рамках Совета Безопасности ООН. Кроме того, существует универсальная уголовная юрисдикция. Законодательство стран, которые ратифицировали международные договора, имеют соответствующие юридические инструменты в национальном законодательстве.

Мы должны привлечь внимание нынешних руководителей белорусских силовых структур к тому, что они несут ответственность за расследование этих дел. Если мы получаем отказы и отписки, то на повестке дня может появиться «список Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского». После этого должны последовать новые санкции в отношении лиц, которые умышленно списывают эти дела в архив. Вы понимаете, что я сейчас имею в виду аналогию со «списком Магнитского», который уже действует в отношении ряда российских чиновников.

Важно, что сейчас мы имеем последнюю возможность давления со стороны международного сообщества, чтобы повлиять на ситуацию с расследованием политически мотивированных похищений в Беларуси. Почему я об этом говорю? Потому что сегодня Беларусь переживает очень серьезный экономический кризис, и я уверена, что без европейских кредитов Лукашенко не обойдется. Поэтому не только экономические условия должны стать гарантией получения этих кредитов, но и политические. В том числе и требование проведения независимого расследования политически мотивированных похищений с привлечением международных экспертов.

В этой связи хотелось бы через вас опять обратиться к лидерам европейских государств и попросить их наконец-то проявить волю и, невзирая на политическую конъюнктуру, потребовать от официального Минска независимого расследования политически мотивированных похищений. О каком сближении Минска и Брюсселя, о каком снятии санкций с Лукашенко может идти речь в данной ситуации? Я считаю, что преступно сближаться с режимом, у которого за плечами такой кровавый след».

Юрист Олег Волчек напомнил о том, как общественность начала проводить самостоятельное расследование громких исчезновений и к каким выводам пришла.

«Я — доверенное лицо семьи Юрия Захаренко. Он пропал 7 мая 1999 года, у нас тогда было ощущение, что это не надолго, что в течение 72 часов прокурор заявит об его аресте. Но три дня прошло и Николай Статкевич пригласил меня, как бывшего следователя и говорит: «Наверное чем-то пахнет страшным, надо создавать общественную комиссию». 10 мая мы начали свое расследование. Результат был уже на второй день, когда мы развесили объявления и попытались у людей узнать, что произошло с Юрием Захаренко. Нашлось пять свидетелей, которые подтвердили, что его похитили семь человек. Тогда еще иномарок не было, были «Жигули» у милиции с тонированными стеклами. Его увезли в неизвестном направлении. Мы передали материалы оперативникам, следователю Байковой, она тогда вела дело и попросили немедленно по БТ объявить план-перехват, показать фотографии. Оперативник сказал: «Вы же понимаете, что нам никто не даст, это дело политическое», мы тогда поняли, что следствия никакого не будет.

Потом появится информация и от следователей, которые вели это дело, и начальник тюрьмы будет об этом говорить, и бывшие следователи КГБ, которые уехали за границу. За эти 16 лет мы достаточно собрали улик, материалов. Есть пессимисты, которые мне часто говорят, что за это время все следы потерялись, что все это бессмысленно. Но поверьте, любое убийство оставляет следы. Всегда есть свидетели. Уже в 2003 году были все основания предъявить четырем людям обвинения и направить в суд.

Как только власть в Украине сменилась, по делу Гонгадзе сразу быстро нашли всех исполнителей. Всех. Кто-то повесился, кто-то получил срок, но они были найдены. Поэтому дела пропавших политиков должны оставаться на контроле не только белорусской общественности, но и Комитета ООН по насильственным исчезновениям. Они будут до тех пор вестись, пока не будет установлена истина».

На мероприятии был показан фильм «Банда», в котором рассказывается о насильственных исчезновениях в Беларуси. Режиссер Раиса Михайловская рассказала о том, как он создавался.

«Белорусский документационный центр занимается сбором документов и информации о нарушениях прав человека в Беларуси. Одним из приоритетных направлений нашей деятельности являются дела, связанные с исчезновением политических оппонентов властей. Мы поднимаем эту тему как на национальном, так и на международном уровне. В 2014 году «Белорусский документационный центр» создал документальный фильм «Банда». Мы встречались с очевидцами этих событий, ездили по всему миру — снимали в Германии, России, на Кипре. В ленте нет субъективизма. Свой вывод зрители должны сделать сами, мы лишь рассказываем и показываем. Основной целью фильма было напомнить обществу о нерешенных проблемах в Беларуси», — сказала она.

В дискуссии также принял участие старший директор по правам человека и демократии в Институте Маккейна Дэвид Кремер, который в этом году возглавил американскую делегацию на Конференции ОБСЕ по человеческому измерению.

«Необходимо собирать документальные свидетельства о преступлениях, связанных с нарушением прав человека. Это является самым главным вопросом с точки зрения принципов ОБСЕ, поэтому очень важно, что сегодня мы можем посмотреть фильм, в котором представлена информация о насильственных исчезновениях в Беларуси», — сказал он.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *