Ульяна Захаренко предложила Лукашенко допросить Шеймана, Сивакова и Павличенко

Автор: | 22/02/2017

Бывший министр МВД Юрий Захаренко исчез 17 лет назад. На «Большом разговоре» Лукашенко заявил, что располагает информацией по делу об исчезнувших политиках. Ульяна Захаренко предложила диктатору свой план расследования громких дел, сообщает bydc.info.

В обращении к Лукашенко Ульяна Захаренко написала:

«Из ваших слов следует, что вы располагаете информацией или фотографиями указанных вами лиц. Обращаюсь к вам с просьбой предоставить мне, а также следственным органам эту информацию, фотографии и источник их получения».

Все эти 17 лет Ульяна Захаренко, ее невестка Ольга обращались в следственные органы с просьбами установить лиц, виновных в исчезновении Юрия Захаренко и передать дело в суд. Действия следствия сводятся к очередному продлению срока предварительного расследования на три месяца. Что делает следователь каждые три месяца? На этот вопрос матери до сих пор никто не дал ответа. В ходе взаимодействия со следствием доходило до явного нарушения закона, когда мать исчезнувшего экс-министра МВД отказывались признать потерпевшей по делу,

93-летняя Ульяна Захаренко считает, что уголовные дела Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского и Дмитрия Завадского необходимо объединить в одно производство с квалификацией действий по ст. 128 УК РБ.

Ульяна Захаренко сообщила Лукашенко о конкретных лицах, которые могут пролить свет на ход расследования: «…необходимо допросить следующих лиц: В. Шеймана, Ю. Сивакова, Д. Павличенко, Н. Васильченко, Н. Лопатика, О. Божелко, В. Мацкевича, М. Снегиря, обладающих информацией об исчезновениях. Также необходимо допросить офицеров и военнослужащих Мекиянца, Балынина, Будько, Коклина, Мурашко и других сотрудников, которые, возможно, принимали участие в похищении моего сына, а также проверить на причастность к его похищению В. Игнатовича, А. Гуза, М. Малика и С. Саушкина.

Полагаю, что вы обладаете всеми полномочиями для ускорения предварительного расследования и передачи уголовного дела в суд».

В письме Ульяна Григорьевна затрагивает еще один нерешенный судебными органами вопрос — признание ее сына умершим.

«Мне 93 года. 17 лет я, будучи пенсионеркой, испытываю материальные трудности, оплачивая содержание наследственного имущества сына. При этом я не могу ни распорядится этим имуществом, ни обратиться за пенсией по случаю потери кормильца, поскольку для разрешения этих вопросов мне необходимо решение суда. Суды, вплоть до Верховного Суда, отказали мне в удовлетворении моего заявления о признании Юрия Захаренко умершим.

При этом аналогичные заявления о признании безвестно отсутствующими и умершими Светланы Завадской, Ирины Красовской, Зинаиды Гончар – жен исчезнувших политиков, суды Фрунзенского и Советского районов г. Минска рассмотрели по существу и вынесли положительные решения.

«…В обществе много разных версий. Я самый заинтересованный человек, но я больше ничего не знаю. О покойниках, если они ушли из нашей жизни, плохо не говорят, но я все-таки надеюсь, что где-то их следы есть». Это ваши слова в ходе встречи с журналистами. Мне представляется, что вы знаете больше, чем сказали».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *