Ирина Красовская приняла участие в слушаниях ООН по пыткам и исчезновениям в Женеве

Автор: | 19/06/2014

Лидер инициативы «Мы помним» Ирина Красовская приняла участие в слушаниях «Права человека в Беларуси и Туркменистане: насильственные похищения и пытки», которые недавно прошли в Отделении ООН в Женеве.

Ирина Красовская выступила с докладом «Политические исчезновения в Беларуси». Приводим его текст полностью (перевод charter97.org).

16 сентября исполнится 15 лет с тех пор, как исчез мой муж Анатолий Красовский. Невозможно поверить, что такое может случиться в 21 веке в центре Европы. Но это случилось с моим мужем, и это случилось со мной – 15 лет поиска правды и справедливости для моего мужа, моей семьи и себя самой. Возможно, для мировой истории это короткий отрезок времени, но это долгое невыносимое время для семей – каждый день мы проходим от надежды к отчаянию. Каждый день наполнен пустотой, печалью и горем.

Похищение моего мужа было не первым политически мотивированным исчезновением и, к сожалению, не последним. 7 мая 1999 года Юрий Захаренко, генерал и бывший министр внутренних дел, лидер оппозиционного Союза офицеров, был похищен по пути от парковки к собственному дому. 16 сентября Виктор Гончар, бывший вице-спикер парламента, бывший председатель Центризбиркома, и мой муж Анатолий Красовский, бизнесмен, который финансировал оппозицию, были блокированы в своей машине и похищены неизвестными. Седьмого июля 2000 года Дмитрий Завадский, журналист и бывший личный оператор правителя Беларуси, был похищен по дороге в аэропорт.

Все эти политические исчезновения произошли накануне президентских выборов 2001 года. Эти выборы стали поворотным моментом для демократии в Беларуси. Политические убийства оказались первым шагом к установлению диктатуры. Похищения и убийства влиятельного генерала Захаренко и харизматического лидера Гончара позволили Лукашенко монополизировать власть и превратить то, что было подающей надежды Беларусью, в последнюю диктатуру Европы. Лукашенко уже 20 лет является нелегитимным президентом. Если бы исчезнувшие политики были живы, мы сегодня могли жить в совершенно иной Беларуси.

В четверг 16 сентября 1999 года мой муж и Виктор Гончар вышли из бани в Минске в 22.45, сели в машину, которую тут же заблокировали другие машины, подъехавшие со всех сторон. На следующее утро мы обнаружили осколки стекла, пятна крови и следы шин на асфальте. Как мы позже узнали из официального доклада, свидетели видели подозрительные действие группы молодых людей в униформе.

Доказательства по этому делу и по другим исчезновениям стали появляться в 2000 году. Появилась копия рукописной записки начальника уголовной милиции Беларуси генерала Лопатика, датированная 21 ноября 2000, адресованная министру внутренних дел Наумову. В этой записке он обвинял Виктора Шеймана (в то время секретаря Совета безопасности Беларуси) в том, что тот приказал физически уничтожить бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко. Предположительно, этот приказ исполнил командир СОБРа Павличенко с помощью бывшего в то время министром внутренних дел Сивакова, который предоставил Павличенко пистолетом ПБ-9, временно изъятым из СИЗО-1. По заключению Лопатика, то же оружие было использовано 16 сентября 1999, когда пропали Гончар и Красовский.

Позже эти факты подтвердились показаниями бывшего главы СИЗО-1 Олега Алкаева и бывших следователей Петрушкевича и Случека.

На следующий день после появления обвинительно записки генерала Лопатика главный подозреваемый капитан Павличенко был арестован. Ордер на арест был подписан тогдашним главой КГБ Мацкевичем и санкционирован Генеральным прокурором Божелко. Он гласит:

«Материалы оперативного расследования содержат достоверную информацию, подтверждающую, что Дмитрий Васильевич Павличенко является организатором и главой криминальной группы, причастной к похищению и физическому уничтожению людей. …Решено применить превентивное задержание сроком на 30 суток».

Несмотря на срок задержания, указанный в ордере, капитан Павличенко был освобожден в последующие дни. Он был освобожден специальным приказом Лукашенко. Глава КГБ и Генеральный прокурор были уволены со своих должностей, и им пришлось скрываться в России. Главный подозреваемый в организации этого преступления, близкий союзник Лукашенко Виктор Шейман стал Генеральным прокурором. На этом расследование закончилось.

В 2004 году, основываясь на материалах расследования, проведенного специальным докладчиком Христосом Пургуридисом и специальным подкомитетом Парламентская ассамблея Совета Европы приняла Резолюцию 1371 (2004) «Исчезнувшие в Беларуси», согласно которой, «компетентными органами белорусской власти не было проведено надлежащее расследование. Напротив, информация, собранная докладчиком, приводит к выводу, что на высшем государственном уровне были приняты шаги по сокрытию реальных обстоятельств исчезновений, и что высшие государственные лица могут быть сами причастны к этим исчезновениям».

В докладе указывается, что «… трудно поверить в то, что вышеописанное могло произойти без ведома президента».

В 2004 году четырем высокопоставленным чиновникам, подозреваемым в организации исчезновений политических оппонентов и упомянутым в докладе, было отказано в праве въезда на территорию ЕС, США и Канады, а также многих других стран. В 2006 году в этот санкционный список был внесен и Лукашенко.

Сейчас, каждые три месяца Следственный комитет Беларуси присылает мне и другим родственникам короткое письмо, в котором говорится, что время следствия было вновь продлено еще на три месяца. Так продолжается уже 15 лет. Власти Беларуси ждут, пока истечет 15-летний срок давности, когда по белорусским законам они смогут закрыть дело.

За эти 15 лет мы, родственники, испробовали все возможные механизмы, чтобы добиться правды. Моя дочь и я выиграли дело против Беларуси в Совете по правам человека ООН, основанным по Международному пакту о гражданских и политических правах. В апреле 2012 года Комитет по правам человека заключил, что Беларусь нарушила свои обязательства провести надлежащее расследование и принять соответствующие меры в отношении исчезновения Красовского (нарушение статьи 2, части 3, одновременно со статьями 6 и 7 соглашения). Совет по правам человека потребовал от Беларуси обеспечить пострадавших соответствующими мерами судебной защиты, которые включали бы тщательное надлежащее расследование фактов, судебное преследование и наказание преступников, предоставление адекватной информации о результатах расследования и адекватную компенсацию авторам доклада.

Со стороны государства также необходимо принять меры, чтобы не допустить повторения подобных нарушений в будущем.

Ответ Беларуси был следующим: «… согласно Дополнительному протоколу, государства не несут обязательств признавать регламент Комитета и его интерпретацию положений Протокола, который может иметь силу только в случае использования в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров (1969). Любое сообщение, поданное в нарушение положений Дополнительного протокола к Соглашению о политических правах будет рассмотрено государством-участником как несоответствующее Протоколу и будет отклонено без пояснений. Решения, принятые Комитетом по правам человека по таким отклонённым сообщениям, будут рассмотрены компетентными органами государства-участника как недействительные».

Это значит, что ни одно решение Комитета по правам человека ООН в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах, принятое в пользу граждан Беларуси, не было исполнено белорусским государством.

Я борюсь за правду об исчезновениях моего мужа и других людей в Беларуси вот уже 15 лет. За все эти годы мы добились многочисленных решений, запросов и требований расследовать эти дела со стороны международных организаций, парламентов, президентов различных стран. До сих пор нет результата, хотя и есть подтвержденные факты, потому что со стороны властей Беларуси нет политической воли расследовать свои свои преступления, особенно, если их совершил президент.

Сегодня я хочу спросить чиновников ООН: есть ли возможность заставить Беларусь, как члена ООН, исполнять принятые обязательства? Сколько лет мы должны ждать, пока ООН отреагирует на факт, что Беларусь отказывается исполнять решения ООН? Есть ли какие-либо штрафные меры, санкции или другие способы заставить Беларусь прекратить нарушать права своих граждан? Как долго демократическая Европа и свободный мир буду терпеть пытки, исчезновения и другие нарушения прав человека в центре Европы?

Белорусские власти должны помнить, что все диктатуры рано или поздно уходят, и что у преступления насильственных похищений нет срока давности.

Мы надеемся, что однажды Беларусь подпишет и ратифицирует Конвенцию ООН против насильственных исчезновений. Справедливость наступит, и виновные будут наказаны.

Народ Беларуси узнает правду об исчезновениях Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского, Дмитрия Завадского. Без справедливости у свободной и независимой Беларуси нет будущего.

Я надеюсь, что однажды мы сможем найти могилы наших любимых. Мы сможем принести цветы и, наконец, сказать: простите нас.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *